русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 14 декабря 2019 г. суббота
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


vitnam

serbia20201

kazahstan20120

Архив изданий | Атомный проект | Журнал "Россия: атомный проект", выпуск 6 | Эффективная система закупок – жизненно важная задача Росатома |


6KbИз выступления генерального директора
Госкорпорации «Росатом» С. В. Кириенко на форуме поставщиков атомной отрасли АТОМЕКС (декабрь 2009 г., Москва)


Политика закупок Госкорпорации «Рос­атом» принципиально важна, причем важна в первую очередь для нас самих. Объем закупок Госкорпорации в следующем году только по гражданской программе, включая капстроительство, составит 150 млрд рублей, поэтому создание эффективной системы закупок является жизненно важной задачей.


Для этого нужно выполнить два условия.

Первое — создать конкурентную среду среди поставщиков. Наш базовый подход таков: лучше всего наличие конкуренции между независимыми и не имеющими никакого отношения к отрасли поставщиками. Это идеальная для нас ситуация. Но опыт показывает, что независимых поставщиков должно быть хотя бы 3, а лучше — 5–7. Если их меньше, или это монополист, сразу возникает конфликт интересов, так как, как показывает практика, рост цен на продукцию естественных монополистов или псевдоестественных монополистов в разы превосходит даже рост инфляции. В этом случае мы считаем необходимым, если демонополизация невозможна, либо экономически нецелесообразна, приобретать предприятие. По такой логике Росатом приобрел «ЗИО­Подольск», понимая, что создать ему сейчас альтернативу возможно, но с экономической точки зрения заведомо не рационально. После приобретения завода цена на его продукцию снизилась более чем на 30% за счет детального изучения себестоимости и реализации масштабной программы по внедрению производственной системы «Росатом», сокращения издержек и т. д. Мы абсолютно точно понимаем, что этот путь хуже, чем путь создания конкуренции, так как, с одной стороны, надо сбивать цены, а с другой — предприятие свое, родное и его естественно «жалко». Но такая ситуация лучше, чем наличие монополиста, себестоимость продукции которого мы не можем регулировать. Отраслевой опыт работы с монополистами, даже с помощью действующих инструментов, например, федеральной антимонопольной службы, показывает, что добиться честных и объективных цен не получается. Альтернативный путь — приобретение предприятия для развертывания на нем необходимого для отрасли производства, дабы демонополизировать положение кого­то из поставщиков, злоупотребляющего своим положением. Как только это удастся сделать, предприятие будет выставлено на продажу, так как стратегически оно отрасли не нужно.


Второе — открытость торгов. Атомная отрасль долгие годы была абсолютно закрытой отраслью по соображению государственной безопасности. Здесь есть и свои стереотипы, и своя сложившаяся культура, и свои объективные причины для закрытости некоторых направлений. Тем не менее, считаю, что перед нами стоит масштабная задача, чтобы максимально открыть все, что не закрыто, и в первую очередь это относится к системе закупок. Здесь мы со всеми нашими поставщиками абсолютные партнеры и союзники. Понимаю, что, возможно, поставщики будут сталкиваться со стереотипами и со злоупотреблениями отдельных работников отрасли. Но как руководитель могу дать 100 процентов гарантии, что буду в этой части полным союзником поставщиков, готовым оказывать им всемерное содействие. Чтобы «взламывать» возможное сопротивление, мы уже создали ряд инструментов. Во­первых, в июле 2009 года утвержден единый отраслевой стандарт закупок Госкорпорации «Росатом». До этого каждое предприятие, а их в отрасли примерно 400, имело на этот счет свои правила. 400 разных процедур и разных правил. Поэтому мы сделали единый стандарт закупок, который регламентирует централизацию закупок и распределение полномочий, и создали центр комплексных процедур закупок, главной задачей которого является разработка, внедрение и реализация единого отраслевого стандарта закупок. 24 августа 2009 года стандарт вступил в силу, а с 1 января 2010 года по единому отраслевому стандарту закупок должны жить все предприятия атомной отрасли. Он носит обязательный характер, и за его неисполнение руководитель предприятия будет, как минимум, отстраняться от занимаемой должности, а как максимум — подвергаться уголовному преследованию. Мы понимаем, что стандарт не идеален, он будет постоянно совершенствоваться. К апрелю 2010 года центром будут собраны и проанализированы все предложения по его улучшению, и в будущем единый стандарт закупок раз в год будет проходить «апгрейт». Если всплывет что­то вопиющее, то устранение недостатков будет произведено в более быстром режиме.


Для осуществления закупочной деятельности создан единый сайт в Интернете. Называется он http://zakupki.rosatom.ru/, и на нем в соответствии со стандартом в обязательном порядке должны публиковаться все закупки, в том числе и те, которые предприятия производят самостоятельно. Также здесь размещаются объявления о предстоящих закупках и принципиально важных итогах прошедших торгов, чтобы можно было посмотреть, что происходило, что будет происходить, и оценить это. На сайте изложены правила торгов и, что принципиально важно, порядок обжалования действий заказчика.


Для объективной оценки итогов торгов в Росатоме создан Центральный арбитражный комитет. Он не отменяет возможность апелляции к соответствующим государственным органам, таким как антимонопольный комитет или суд. Но это длинная процедура, поэтому мы решили создать более короткий внутренний путь. Участник торгов, считающий, что нарушена объективность, вправе направить жалобу в центральный арбитражный комитет, который в течение 10 дней с момента получения жалобы должен рассмотреть и принять решение по существу. Что принципиально — комитет создан не из сотрудников службы, которая осуществляет закупки. Его руководитель — заместитель Департамента внутреннего контроля и аудита Госкорпорации «Росатом», то есть это внутренняя контрольная служба. Таким образом, регламент проведения торгов — это центр закупок, а арбитраж — служба внутреннего контроля, которая подчиняется напрямую генеральному директору Госкорпорации, поэтому заинтересованность этой службы исключена.


Пока в арбитражный комитет поступило всего две жалобы. Одна из них была необоснованной, другая, в которой речь шла о размещении заказов по второму блоку ЛАЭС, частично удовлетворена. Претензия заключалась в наличии в заявке избыточных дополнительных критериев, которые не имели никакого отношения к предмету закупок. Арбитражный комитет, рассматривая этот вопрос, признал проведенный конкурс недостоверным и изменил его результаты. Так что система уже доказывает свою работоспособность.


В дополнение к этой системе в Департаменте контроля и аудита Росатома создан специальный отдел по борьбе с экономическими нарушениями — отдел экономической безопасности. В случае злоупотреблений или коррупции, а в отрасли работает более 300 тыс. человек, поэтому всякое бывает, будут приняты самые жесткие меры и в рамках самой Госкорпорации, а если потребуется, то и с привлечением правоохранительных органов.

Электронные торги сегодня ведутся на двух электронных площадках: «Фабрикант» и «Аукционный конкурсный дом», поскольку никакой монополии здесь быть не может. Правительство отбирает пять электронных площадок, мы будем работать и с ними. Наличие нескольких электронных площадок не исключает, но сильно осложняет возможность сговора поставщиков во время аукциона.


Первые результаты торговли на электронных площадках хорошие. Так, цена на зимнее дизельное топливо, которое закупало ПО «Маяк», снизилась на 28% от первоначальной цены, стоимость сульфата алюминия для «Электрохимприбора» – на 37%.


Особенностью торговли через электронные площадки является отсутствие возможности проведения предварительной квалификации или предварительного отбора. Сейчас идет большая дискуссия по этому поводу. Росатом стоит на позиции, и она находит понимание и поддержку, что для уникальных, особо сложных технических объектов, связанных с повышенной опасностью, в том числе ядерно­радиационной опасностью, наличие квалификационных требований должно быть. Мы не можем продавать, ориентируясь только на цену — для атомной отрасли это невозможно. Другой вопрос, что критерии должны быть минимальны, установлены в отрасли единым правилом для каждого типа продукции и без возможности произвольного расширения их заказчиком. Все, что не относится к такой продукции, надо максимально отдавать на открытые аукционы, причем лучше всего в электронной форме.


Чтобы зафиксировать минимальные требования по электронным торгам, подписан приказ по Госкорпорации, в котором определены 23 товарные группы, такие как ГСМ, металлы, автомобили и т. д., которые обязательно должны размещаться на электронных аукционах. Дальше опыт покажет, на какие группы можно расширять электронные торги. Любые предложения здесь не только уместны, но и желательны. Если переход к электронным торгам не создаст для Росатома проблем с безопасностью, будем с радостью расширять эту категорию. Подача идей и предложений по совершенствованию системы закупок должна осуществляться через центр закупок.


Кроме того, в отрасли будет создан координационный совет по закупкам, который будет сформирован из сторонних представителей, в том числе представителей контрольных органов, федеральной антимонопольной службы, Минэкономики. В координационный совет должны в обязательном порядке войти представители поставщиков. При этом чтобы избежать возможного лоббирования собственных интересов, будет использован механизм их ротации и другие инструменты.

Хочу особо обратить внимание поставщиков на вопрос конкурентоспособности в рамках мирового рынка атомных товаров и услуг. Сегодня Росатом почти ничего не закупает у зарубежных поставщиков, их доля — 4–6 % от объема закупок, и это только те товары, которые не производят в России. Это базовое условие. Поэтому даже когда наши российские предприятия вдруг дают цены не совсем конкурентоспособные, внутри страны на это можно не обращать внимания и эту продукцию Росатом, скорее всего, купит, так как программа развития финансируется из бюджетных средств. Мы считаем необходимым поддерживать отечественного товаропроизводителя в расчете на то, что, получив премию по сравнению с рыночной ценой, он потратит ее на модернизацию своего производства, совершенствование технологии, повышение конкурентоспособности своей продукции. Хотя далеко не все получатели монопольной премии это делают, но это уже вопрос их собственной перспективы. А вот при зарубежных заказах подобный подход невозможен. В настоящее время, например, у нас идут переговоры по двум очередным блокам в Китае. Китайские предприятия находятся в процессе освоения большого количества продукции для атомных станций, и когда мы предлагаем им свои отечественные цены, китайские партнеры говорят нам: спасибо, не надо, наши предприятия сделают нам продукцию сами.


Мы должны конкурировать в адекватных условиях, а это обеспечивается только эффективностью. Если продукция наших машиностроительных предприятий будет не конкурентоспособна, то либо мы вообще не получим зарубежный заказ, либо будем вынуждены поставлять только уникальную продукцию российских предприятий, которую наши партнеры пока не научились делать, а все остальное брать на месте. Принцип контрактации атомных станций в мире построен сегодня на этом. Заказчик вправе сказать: турбину мне эту, парогенератор — такой, систему автоматики — возьмите оттуда. Поэтому вопрос конкурентоспособности российских предприятий машиностроения, поставщиков оборудования и услуг является принципиально важным и для нас, и для страны в целом.


На отраслевых предприятиях работа в этом направлении ведется. Мы, например, заключили прямой договор с корпорацией «Тойота», которая владеет лучшей на сегодняшний день технологией повышения эффективности производственных процессов. Например, нельзя быть поставщиком компании «Тойота», если на предприятии не внедрена производственная система, включающая контроль качества, поставки точно вовремя, минимизацию складских запасов. На ряде наших предприятий уже идет технология внедрения производственной системы «Росатом», разработанной на ее основе. Конечно, мы не готовы уже завтра объявить, что у кого нет системы Росатома, тот не может быть нашим поставщиком. Но честно вам скажу, мы к этому стремимся, и я вас уверяю, мы к этому придем, потому что опыт внедрения системы Росатома на базе «тойотовской» системы уже дает свои плоды на Московском заводе полиметаллов, Машиностроительном заводе в Электростали, в ЗиО­Подольск… Там на производственных участках при той же численности работников, на том же оборудовании либо объем производства вырос в 2–3 раза, либо скорость производства той же самой продукции выросла в 2–4 раза. Притом что туда не вложено ни копейки, а использованы только организационные решения… И я уверен, на 98% наших предприятий подобные резервы есть.


И последнее. Правила в отрасли вводятся новые, в них надо разобраться, к тому же они постоянно совершенствуются. Поэтому мы приняли решение о создании на базе института повышения квалификации «Атомэнерго» специальных курсов для наших поставщиков. Там будут проводиться специальные семинары для любого желающего по обучению единому стандарту, правилам, требованиям, системе оспаривания — всему, что включает в себя система закупок Росатома. Уже не раз поступали жалобы поставщиков, которые проиграли конкурс, хотя предлагали лучшие условия. Условия, может быть, и были лучше, но поставщики неправильно, не вовремя или не в установленном формате подали заявку. Конкурс же был проведен строго в соответствии с законом и правилами, поэтому с правовой точки зрения не может быть отменен.


Еще раз хочу обратить внимание, что мы все заинтересованы в открытости и прозрачности торговых процедур для наших поставщиков, в удобстве их работы. Но при всем нашем желании обеспечить поставщикам комфорт мы не сможем пойти на послабление требований к срокам, безопасности и цене. А вот сделать максимально удобным интерфейс, постараться учесть все, что поможет поставщикам и не навредит интересам отрасли, в наших силах.


 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2019

Rambler's Top100