русский     english

поиск по сайту:  
Сегодня 16 октября 2019 г. среда
Написать письмоКарта сайтаНа главную
О нас Фотогалерея Обратная связь Контакты
 


vitnam

serbia20201

kazahstan20120

Архив изданий | Атомный проект | Журнал "Россия: атомный проект", выпуск 7 | Атомный кластер – шанс для региона |


Атомный кластер – шанс для региона

6.5KbСегодня Городецкий судоремонтный завод, занимающийся без малого семьдесят лет судостроением и судоремонтом, среди тех пионеров нижегородской промышленности, которые в кризисный, 2009 год рискнули стать поставщиками корпорации «Росатом». По словам генерального директора ООО «Городецкий судоремонтный завод» Николая Упирвицкого, этот шаг в сторону атомной отрасли оказался в правильном направлении и уже принес ощутимую пользу предприятию.


– Николай Евгеньевич, нам, журналистам, всегда интересно узнать, как промышленники приходят к тому или иному решению, как и почему выбирают тот или другой путь развития для своего предприятия. Что двигало вами, когда принималось решение войти в атомную отрасль? Желание испытать свои силы в новой сфере, потребность «разложить яйца по разным корзинам», то есть как-то обезопасить завод в кризис, найти для производства ещё одну точку опоры?

– Давайте вспомним, какова была ситуация в промышленности в тот момент. Большинство заводов в результате экономического кризиса, на который, кстати, сейчас можно списывать всё, что угодно, с конца 2008 и начала 2009 годов столкнулись с большими проблемами. Прежде всего, потому что упал потребительский спрос, вслед за ним и загрузка предприятий. Сейчас спрос восстанавливается, но до тех значений, которые были, к примеру, в 2007 году и начале 2008 года, ещё очень и очень далеко. Исходя из тех докризисных предпосылок растущего спроса и верстались планы развития завода. К примеру, мы строили первый головной танкер-химовоз из намеченной и законтрактованной серии судов для голландской компании Navia. Надо сказать, что подобные суда класса «река-море»– достаточно уникальный проект не только для Городецкого судоремонтного завода, на сегодняшний день этот танкер в числе крупнейших кораблей подобного класса в Голландии. Под этот проект мы развивали производство, технически оснащали, обучали кадры. Несмотря на то, что голландцы остались очень довольны нашей работой, эта серия для нас ограничилась постройкой только одного головного танкера, поскольку в связи с кризисом голландцы приостановили свою программу развития флота. А у завода существенно сократился объем работ по строительству судов.

Также сократились и объемы заказов на судоремонт. Судовладельцы, привыкшие к тому, что в конце года могут планировать свою загрузку на следующую навигацию, в конце 2008 года столкнулись с тем, что эта загрузка была не видна. В такой ситуации естественны сомнения в необходимости делать ремонт судов к новой навигации, поскольку нет уверенности в том, что этим судам найдется работа. У нас даже был такой характерный для того периода случай, своеобразный «памятник кризису»: мы подняли судно на берег для ремонта и вскоре получили письмо от собственника с просьбой не осуществлять ремонт, так как у него возникли проблемы финансового плана. И до тех пор, пока судно в конце 2009 года не поменяло владельца, оно стояло у нас как материализованный символ кризиса.

Такова была реальная ситуация. И в это время, когда у нас, судостроителей и судоремонтников, с загрузкой оказались достаточно большие проблемы, в стране было широко объявлено о программе развития атомной отрасли. При этом говорилось, что программа развития атомной энергетики – чуть ли не единственная, финансирование которой не будет сокращаться в связи с кризисом. Мы случайно узнали о тех объемах работ и финансирования, которые намечались в рамках данной российской программы до 2030 года. Надо сказать, что это действительно очень большой объем работы. В это же время активизировалось обсуждение проекта строительства Нижегородской АЭС. Для нижегородских предприятий, на наш взгляд, это уникальный шанс, дающий нам преимущества перед конкурентами, обусловленные близостью к строительной площадке.

Понятно, что решиться войти, как мы говорим, в атомную программу, было нелегко. Все, кто не был связан с атомной отраслью, считали и продолжают считать, что это особая отрасль, с которой практически невозможно начать сотрудничество. Однако, работы в этом направлении были на заводе начаты, в кооперации с другой компанией нам удалось осуществить поставку канализационно-насосных станций на Ростовскую АЭС. Этот первый опыт оказался удачным. И мы занялись оформлением лицензий для того, чтобы стать полноправным поставщиком атомной отрасли. Конечно, надо было учить людей, быть готовыми к техническому перевооружению, пройти целый ряд согласований в различных инстанциях.


– А разве чем-то отличается та партия насосных станций, которые были отправлены на Ростовскую АЭС, от всех прочих ваших поставок? Что-то поменялось у вас в производстве этих насосов, в техпроцессах? Зачем учить людей, которые давно и неплохо делают это оборудование?

– Среди машиностроительных предприятий есть гораздо более технически оснащенные, нежели наше. И если мы предложим им построить судно, они с этим, возможно, справятся. Но им, несмотря на всю свою оснащенность, всё равно придется обучить людей, чтобы соответствовать той системе качества, которая принята в российском судостроении. Также и в нашем случае: даже умение делать первоклассные суда не освобождает нас от необходимости предпринять определенные действия, если мы с этим же персоналом хотим сделать продукцию для атомной отрасли. Надо пройти ряд процедур, определенных регламентом, например, аттестовать тех же сварщиков, несмотря на то, что у них есть аттестация Российского речного и морского регистра, а также международного регистра Ллойда.

– А насколько эти отраслевые требования атомщиков трудоемки, насколько затратно выполнение этих регламентов? И в целом, обременителен ли такой шаг в новый рынок для предприятия? Решение принималось руководством завода или собственниками?

– Безусловно, это новое направление для завода находится за рамками обычного хозяйственного оборота, оно требует существенных инвестиционных решений. Это наше решение, конечно, согласовывалось с собственниками и было ими поддержано. А если говорить о перспективе, которая открылась у нас в связи с возможностью участвовать в реализации атомного проекта, то стартовые вложения и затраты на прохождение всех регламентных мероприятий, безусловно, будут оправданны.


– На одном из совещаний в НАПП по поводу формирования нижегородского атомного кластера говорилось о том, что ваш завод подал заявку на получение второй лицензии, дающей право и на конструкторскую разработку оборудования для АЭС...

– Это решение обусловлено тем, что мы поняли потребности рынка. Сегодня большинство конкурсов среди поставщиков проводится не просто на изготовление той или иной продукции, но включает именно разработку конструкторской документации на эту продукцию. А для этого необходимо иметь соответствующие возможности и необходимые лицензии.


– Давайте поговорим о Нижегородском атомном кластере. Насколько он необходим вам, каким он видится с позиции предприятия, только что «обращенного» в атомную сферу? И действительно ли способен этот кластер дать некий импульс развитию нижегородских машиностроительных предприятий?

– Освоение любого вида новой продукции, тем более вхождение с этой продукцией в новую отрасль, безусловно, влечет за собой развитие предприятия. Здесь необходимо и новое техническое оснащение, и кадровая подпитка, возникает потребность что-то поменять в логистике и так далее. Новые требования, новые условия работы, это всё само по себе способствует развитию предприятия. Другой вопрос, нужны ли предприятию именно эти перемены, оправданны ли они экономически, получит ли вследствие этих своих усилий предприятие новые заказы и окупит ли сделанные инвестиции? Если завод перепрофилирует производство, переналадит свои техпроцессы, но в результате не получит желаемых заказов, значит, деньги вложены впустую. То есть, для предприятий есть в этом шаге определенный риск.

Хотя организационно Нижегородский кластер атомного машиностроения мог бы дать существенный импульс для развития нижегородских предприятий. Уже потому, что проблема с загрузкой производственных мощностей, о чем мы говорили в самом начале, в связи с кризисом, сегодня актуальна для очень многих промышленных предприятий, а объемы работ у атомщиков, как я уже говорил, очень большие.


– Вы говорите про определенный риск, и это понятно. А что ещё может помешать производственникам войти в атомную отрасль?

– Входить на любой рынок тяжело. Мало того, что нет необходимой деловой репутации среди участников этого рынка, не выстроены всевозможные логистические, организационно-технические цепочки и новичку приходится конкурировать с предприятиями, уже освоившими эту нишу. И здесь необходимо движение с двух сторон, как со стороны предприятий, нижегородских, владимирских, саранских и прочих близлежащих регионов, так и со стороны Росатома.

К примеру, когда мы отгружали оборудование на Ростовскую АЭС, мы столкнулись с тем, что это негабаритный груз, доставлять который автотранспортом крайне дорого, так как требует специальной организации пропуска такого груза. И хотя мы доставили груз до Ростова «дешёвым» речным транспортом, стоимость доставки оказалась очень существенна. Доля её в цене достигла почти 10 процентов. При строительстве Нижегородской АЭС у региональных предприятий-изготовителей будет возможность обеспечить более низкую стоимость продукции хотя бы за счет транспортной составляющей. Конечно, этого недостаточно, и необходимо развивать, модернизировать свои производственные мощности, осваивать современные технологии, чтобы более дешёвая качественная продукция позволила заказчику, то есть Росатому, за счет этого снизить себестоимость строительства. Если расценивать это именно так и видеть и в дальнейшем активное участие нижегородских предприятий в поставке комплектующих для Нижегородской атомной станции, то уже сейчас этим предприятиям необходимо начинать подготовительную работу. И значит, есть смысл говорить об определённых преференциях со стороны Росатома. То есть, нам кажется разумным движение корпорации навстречу региональной промышленности. Безусловно, это требует коллегиального обсуждения. И вот тут организационная структура регионального кластера предприятий-поставщиков атомной отрасли была бы крайне актуальна.


– То есть Вы считаете, что Росатому надо как-то простимулировать самые близкие к будущей Нижегородской АЭС, к примеру, павловские и муромские предприятия, чтобы они уже сейчас могли заняться подготовкой и производством необходимой для АЭС номенклатуры? Росатом, рассуж-

дая прагматически, должен сегодня чуть поделиться с предприятиями региона той суммой, которую сэкономит в результате поставок на Нижегородскую АЭС оборудования с региональных предприятий?

– Да, безусловно. Это и есть двустороннее движение к общему результату. И если посмотреть географию строительства тех блоков и станций, что будут созданы в стране, возможно, определится регион, поставки с которого могут быть максимально эффективны для многих из этих станций. И может, этим центром эффективности будет как раз наш Нижегородский и соседние регионы? Вот ещё одна цель для создания у нас кластера.

Если говорить о поставщиках атомной отрасли, то, во-первых, надо сказать, что у нас в области есть солидные предприятия, которые давно работают в этой отрасли, в частности, ОКБМ, Федеральный ядерный центр, НИИИС, машиностроительный завод, НИАЭП. Это означает, что у нас есть подготовленные и квалифицированные кадры. У нас в Нижегородском техническом университете есть соответствующий институт, который готовит молодых специалистов для атомной отрасли, значит, в регионе есть школа и есть резервы для кадрового роста. Кроме того, у нас в регионе достаточно большие машиностроительные мощности. Всё это говорит в пользу того, что Нижегородская область вполне может стать площадкой для формирования кластера производителей продукции для Росатома.


– Действительно, в регионе достаточно развито машиностроение. Но если эта масса предприятий ринется в поставщики Росатома, все придут в кластер, у вас будут сильные конкуренты. Надо ли это вам? Может, «кто первый встал, того и тапки»?..

– Сама по себе конкуренция должна только приветствоваться, она заставляет энергично «крутиться», оптимизировать производство, минимизировать расходы и так далее. Но, создавая кластер, вряд ли разумно записывать туда десяток предприятий, заведомо конкурирующих друг с другом. Сегодня предприятия живут автономно. Формирование кластера может позволить нам выйти из этого состояния, перестать толкаться локтями, и тогда преимущество «вставшего первым» иссякнет очень скоро. Здесь было бы разумно говорить о специализации предприятий: кто-то лучше делает дизели, кто-то ёмкости, трубы, востребована огромная номенклатура, каждому найдётся дело. Но без организационного потенциала, который даёт кластер, мы этого сделать не в состоянии. С другой стороны, и кластер без активной и заинтересованной позиции со стороны Росатома, к примеру, в лице НИАЭПа, вряд ли сможет функционировать эффективно.

Сейчас при выборе поставщика цена продиктована экономической целесообразностью. Однако, если мы говорим о том, что до 2030 года нам надо ввести десятки энергоблоков, что это масштабная задача, то надо понимать, что те предприятия, которые до сих пор действовали в отрасли, вряд ли способны выполнить весь объем предстоящих работ. Значит, надо привлекать новые предприятия, вливать свежую кровь. Но если за счет тендеров и конкурсов уменьшать цену до бесконечности, сводя её к себестоимости, отпадает привлекательность атомного проекта для бизнеса. Потому как себестоимостная цена уничтожает возможность инвестиционного развития этих самых предприятий, которое, собственно, и ведет к удешевлению продукции. Если наша инвестиционная составляющая не сидит в цене, то предприятию не на что развиваться. Это не значит, что надо покупать дорого. Можно, например, при сохранении текущих цен заключать долгосрочные контракты, определяющие изготовителям производственную программу на несколько лет. Это дало бы возможность модернизировать производство и окупить инвестиционные затраты.

Сегодня участие в программе ГК «Росатом» по строительству новых энергоблоков и АЭС представляется мне перспективной задачей для большинства промышленных предприятий. Её решение могло бы стать существенным импульсом в модернизации экономики. Но решать её необходимо совместно при движении государственного заказчика и производителей навстречу друг другу.

И концерн «Росатом», все атомщики, работающие с поставщиками и думающие о привлечении новых предприятий в свои ряды, должны учитывать это обстоятельство.

– Спасибо за беседу!



Петр ЧУРУХОВ


 

6.9Kb

a4

25.6Kb

Дизайн и хостинг Р52.РУ
Copyright © «Курьер-Медиа» 2019

Rambler's Top100